?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Во время Олимпиады-2006 в Турине кинорежиссер Никита Михалков вспомнил совместный фильм “Красная палатка” – работу советских и итальянских кинематографистов, которая обернулась для нашей страны множеством проблем, потребовала от создателей картины немало времени и сил. Пресса сделала фильму хорошую рекламу, подала совместную работу как выдающееся достижение. При этом от нас долгие годы скрывали закулисье создания этой картины. Что же в ней такого особенного?

Красная палатка

СОЗДАТЬ СОВМЕСТНЫЙ ФИЛЬМ

Советский Союз всегда активно сопротивлялся идее снимать совместные фильмы. Нашим актерам не рекомендовалось принимать приглашения зарубежных студий, да и к себе мы мало кого пускали для съемок.

Однако к середине шестидесятых годов ХХ века “Мосфильм” уже приобрел некоторый опыт создания совместных постановок, и было решено попробовать “запустить” масштабный кинопроект. Будущий создатель “Красной палатки” режиссер Михаил Калатозов (1903 – 1973) уже получил всемирную известность, так как им была создана лента “Летят журавли”, а актеры советской школы, воспитанные на системе Станиславского, также получали приглашения в разные страны, но их склоняли к отказам.

История спасения полярной экспедиции генерала Нобиле показалась кинематографистам обеих стран подходящей для совместной постановки, к тому же это был повод вспомнить героическую страницу советской истории. Тогда, в далеком 1928 году, в спасении полярников участвовали представители четырнадцати национальностей. Весь мир следил за сигналами из Арктики. Николай Шмидт из архангельской области поймал сигналы терпящих бедствия полярников, сразу же дал телеграмму в Москву и на поиски был отправлен легендарный ледокол “Красин”. Имя исследователя Самойловича, отправившегося спасать экспедицию, было тогда у всех на устах.

Тема многие годы волновала умы кинематографистов и представляла интерес как для Италии, так и для бывшего СССР. Было решено создать совместный фильм и продюсер Дино ди Лаурентис согласился финансировать этот проект. Съемки наметили провести как в Италии, так и в России, а музыку к фильму взялся написать знаменитый уже тогда композитор Эннио Морриконе.

НЕСПОКОЙНЫЙ 1968-ОЙ ГОД

Середина шестидесятых годов была мирным и спокойным историческим периодом и советский кинематограф вроде бы разворачивался лицом к зарубежным странам. Но тут как на грех грянули пражские события. В советских журналах широко освещался процесс съемок совместного фильма, но никто не отваживался открыто сказать о том, что крупнейшие актеры Голливуда, например, Джон Уэйн, получив предложение “Мосфильма”, сразу же в резкой форме отзывались о советских танках в Праге и категорически отказывались сниматься в “русском фильме”. Перспектива увидеть Арктику и спасший экспедицию ледокол “Красин”, очевидно, была недостаточно соблазнительной. Да и имя Калатозова, к сожалению, не стало магическим волшебным словом, оно оказалось слишком труднопроизносимым для западного уха. Не помогали и ссылки на фильм “Летят журавли”, ибо в мире он был известен под коммерческим названием “Война и любовь” и мало кто связывал этот фильм с личностью Калатозова. О его поисках актеров в зарубежных странах приземленно, без всякого пафоса писали, что один русский режиссер ищет исполнителей для своего фильма.

В титрах фильма указано, что автором сценария является Эннио де Кончини, хотя на самом деле в подготовке сценария с российской стороны участвовал Юрий Нагибин, но его участие в написании сценария кончилось конфликтом. Опять-таки из-за событий в Праге итальянская сторона почувствовала, что запад является “хозяином положения” и начала диктовать свои условия, из которых далеко не все оказались приемлемыми.

Например, от советской стороны почти что требовали, чтобы в картину были включены сцены каннибальства, что было неприемлемо для “Мосфильма”. Гибель шведского ученого Мальмгрена, которого играл актер Эдуард Марцевич, по мнению итальянской стороны должна была объясняться тем, что метеоролог стал жертвой каннибалов – своих же коллег. Нобиле обвинили в гибели Мальмгрена и ему много раз приходилось оправдываться – оттого фильм и снят в жанре судебной драмы.

По нашей версии Мальмгрен замерзает во льду. Нагибин образно описал это, но сразу же наткнулся на суровую критику: были сделаны резкие заявления о том, что советские кинематографисты, за которых везде и во всем расплачивается государство, не понимают менталитета западного зрителя, которому нужны сенсации, острые ощущения. В СССР государство возьмет на себя убытки от провала картины, а в Италии?

Нагибин дважды переделывал сценарий, делал его более жестким, добавлял драматизма, но наконец его терпение лопнуло. Раздосадованный Юрий Маркович потребовал убрать свое имя из титров ленты, что и было сделано. Композитору Эннио Морриконе также что-то не понравилось в работе совместной съемочной группы и он наложил запрет на использование своей музыки в русском варианте фильма. В нашей версии звучит музыка Александра Зацепина.

УНИКАЛЬНЫЙ АКТЕРСКИЙ АНСАМБЛЬ

Несмотря на резкий и безапелляционный отказ многих выдающихся актеров сниматься в русском фильме, Калатозову удалось привлечь Питера Финча, Клаудию Кардинале, швейцарца Марио Адорфа, а также молодого, но уже очень известного тогда западногерманского актера Харди Крюгера (уникальный случай участия актера из ФРГ в советском фильме). Из наших актеров в картине сыграли Эдуард Марцевич, Юрий Соломин, Юрий Визбор и Никита Михалков.

Питер Финч (1916 – 1976) был призером московского международного кинофестиваля 1961 года и ему неудобно было отказаться от предложения исполнить в фильме роль Умберто Нобиле. К началу работы над сценарием генерал Нобиле был жив и проживал в Риме. Он охотно консультировал съемочную группу и искренне радовался тому, что готовится фильм о его экспедиции, пусть даже и в жанре судебной драмы. Нобиле не считал себя виновным в гибели людей и полагал, что сделал все, что мог для участников экспедиции.

Очень важно, что Калатозову удалось уговорить выдающегося английского актера Шона Коннери сыграть роль великого полярного исследователя Амундсена. На дворе была эпоха идеологической борьбы, и фильмы о Джеймсе Бонде, в которых играл Коннери, часто упоминались в нашей пропагандистской литературе как “махровая антисоветчина”. В шестидесятые годы образ лихого и всесильного агента 007 отождествлялся с внешностью Коннери. Актер ехал в страну, которую он уже “виртуально” посещал в своей экранной жизни (естественно, что ни один эпизод бондианы не мог быть снят в Москве и для съемок выстраивали бутафорскую, голливудскую Москву. И вот теперь Коннери ехал в настоящий СССР.

ПОКАЖИТЕ МНЕ “РУБЛЕВА”

Приезд Шона Коннери в Москву отразился в песне В.Высоцкого, в которой обыгрывается довольно смешная ситуация – “Джеймса Бонда” никто не узнавал. Это было настолько непривычно для знаменитого актера, что стало для него настоящим шоком. Он-то думал, что в СССР смотрят ленты о Джеймсе Бонде и искренне смеются над КГБ.

Коннери был ошеломлен тем, что в гостинице и даже на киностудии “Мосфильм” к нему относятся как к рядовому зарубежному гостю. Он был так огорчен, что его не узнают (впервые в жизни!), что отказался осмотреть Оружейную палату. Зачем осматривать столь недружественную Москву? Вместо этого он попросил показать ему фильм “Андрей Рублев”.

Для Коннери был организован сверхзакрытый показ известного фильма. В темном зале “Мосфильма” Джеймс Бонд зорким глазом агента увидел, что они с сопровождающим не являются единственными зрителями картины. В зале присутствовала еще одна супружеская пара. Коннери присмотрелся и узнал одного очень знаменитого хоккеиста. Сказал об этом сопровождающему, но тот жестко заметил, что показ фильма несанкционированный, почти подпольный и гостю не следует никого замечать, а то будут неприятности.

После фильма ошарашенный Коннери пошел в бар выпить виски и здесь его встретил гром аплодисментов. Он решил, что наконец-то ему воздают по заслугам и начал вежливо раскланиваться. Но оказалось, что аплодисменты адресованы… буфетчице, у которой был день рождения. Коннери не скоро после этого опять приехал в Москву. До сих пор не известно, понравился ли ему “Рублев”.

УДАЧА ИЛИ ПРОВАЛ?

В 1971 году лента вышла на экраны. В СССР она имела хороший прокат. Не в последнюю очередь это объясняется горячей любовью к Клаудии Кардинале, которую зрители и раньше видели в фильмах “Невеста Бубе” и “Рокко и его братья”.

Но на наших зрителей произвели впечатление и уникальные кадры схождения ледника в Арктике, и драматичная сцена крушения дирижабля. СССР был атеистической страной, а тут на экране оживали мертвые, да еще и вершили суд над живыми. Словом, было на что посмотреть. Но советский зритель не знал, что русскоязычный и италоязычный варианты картины отличаются друг от друга, что Морриконе не согласился на использование в советской версии своей музыки.

В мире сложилось неоднозначное отношение к фильму. Сцена сползания вниз ледника показалась интересной только специалистам. Любители клубнички вообще не нашли для себя ничего нового. Те, кто недоброжелательно относился к Советскому Союзу, не только поспешили объявить картину коммерческой неудачей, но и провозгласили тезис об изначальной невозможности создания совместных фильмов силами стран с разным общественным строем. Советские кинематографисты огульно были объявлены “негибкими”, неспособными понять менталитет зарубежных коллег. И сегодня в Италии есть пожилые кинозрители и ветераны кинематографа, которые думают, что название фильма было попыткой протащить на зарубежный экран коммунистическую символику красного цвета, хотя у создателей фильма и в мыслях этого не было.

Сегодня каждый зритель решает сам, была ли “Красная палатка” удачной или неудачной картиной. Очень обидно, что ее редко показывают, и молодежь, которая с упоением смотрит западные фильмы-катастрофы, не знает, что один из первых фильмов, повествующих о крушении дирижабля (а это по всем законам жанра настоящий фильм-катастрофа) был создан нашим соотечественником Михаилом Калатозовым.

Интересно, что с наступлением в СССР эпохи перестройки почти никто из режиссеров не воспользовался приемом виртуального суда больной памяти и потревоженной совести. А ведь муки не спящего ночью Нобиле, который вызывает на воображаемый судебный процесс призраков прошлого, блистательно воссозданы на экране. Никто не использовал этот замечательный прием при отражении средствами кино образов бывших полицаев, сталинских палачей, осведомителей ГУЛАГа. Виртуальный суд над генералом Нобиле и поныне является недосягаемой вершиной “покаянческой” судебной драмы.

Прошло много лет. Ледокол “Красин” наконец стал музеем. Уже нет в живых Калатозова, Питера Финча и Юрия Визбора. Нагибин умер разочарованным в жизни, оставив на страницах своих мемуаров много горьких, ядовитых мыслей о своей карьере сценариста. Шон Коннери получил рыцарский титул и снялся в еще одном фильме с участием нашей страны – шпионской ленте “Русский дом”, но присутствие наших кинематографистов в ней было минимальным. Ну а для выдающихся английских актеров Питера Финча и Харди Крюгера эта картина стала единственной ролью в советском фильме.

(c) Кашаня


Posts from This Journal by “кино” Tag

promo kashanya october 10, 2015 09:26 667
Buy for 30 tokens
Не узнали меня? А это была я! Кашаня, Девочка со спичками, Лунная кошка, Шарлотта Баксон, графиня де Ла Фер, леди Винтер... Когда-то мой журнал kashanya забанили и я была вынуждена скрываться находиться в ЖЖ под другими никами:…

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
vlhart
May. 22nd, 2015 07:20 pm (UTC)
Спасибо. Просветили (серьезно).
kashanya
May. 23rd, 2015 08:35 pm (UTC)
Чёрная рука, красная палатка... Ужасы...
vlhart
May. 24th, 2015 06:03 am (UTC)
:-)
blogbaster
May. 23rd, 2015 10:45 am (UTC)
никогда этот фильм не видел, надо бы глянуть!
jakonezumi
May. 23rd, 2015 11:09 am (UTC)
хм
зазырим
( 5 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Luke Knowland